digriz_rus: (К.Г.Б. Спендер)
[personal profile] digriz_rus
Долго по набережной Скьявони мы не гуляли потому, что как раз подвернулась станция вапоретто и лодка, готовая отвезти нас на Джудекку, которую мы заранее решили обязательно посетить. Также мы хотели посетить и остров Святого Георгия, но, к сожалению, этот номер вапоретто (по моему №4.1.) к нему не заходил, а шел прямиком к Джудекке.



Вот остался позади остров Святого Георгия.



И совсем далеко сзади остались Дворец дожей, Собор и Кампанила Святого Марка.



Салюте и Стрелка Дорсодуро.



Первая остановка нашего вапоретто на Джудекке называлась Zitelle по имени близлежащей церкви Санта-Мария-делла-Презентацьоне, более известную как Дзителле (Zitelle).
Zitelle означает "девушки": когда-то церковь с трёх сторон окружали приюты для девушек-сирот. Эта церковь была построена по проекту Палладио уже после его смерти (1582-1586). На фото ниже краешком залезло в кадр слева другое интересное здание поблизости от станции "Zitelle" под названием "Трёхглазый дом", построенное в 1913 году в стиле неоготического модерна.



На станции Zitelle мы выходить не стали, так как основной нашей целью на Джудекке было здание построенное и по проекту и под непосредственным руководством великого Палладио - Церковь Спасителя (Basilica del Santissimo Redentore; Chiesa del Redentore).



Ранее я уже упоминал, что Реденторе была заложена во избавление Венеции от эпидемии чумы, уничтожившей треть населения города. Палладио ко времени начала строительства Реденторе (1577 год) уже выполнил множество заказов по строительству загородных вилл для венецианской знати, а также воздвиг Церковь Сан Джорджо Маджоре. Таким образом его фирменный стиль, ставший целым направлением в архитектуре (палладианство или ранний классицизм), к этому времени уже вполне сформировался.



Классический мраморный фасад и возникающий сразу за фасадом купол делает Реденторе похожим на античный мавзолей или храм, а крутая лестница напоминает об основном портфолио Палладио - загородных виллах.  Внутри Реденторе также сама классическая античность: гармония колонн, выверенных пропорций, идеального естественного освещения.



В общем все то, за что мы любим лучшие соборы нашего Санкт-Петербурга, правда построенные через 250-280 лет после Реденторе.



Название Джудекка вероятно указывает на то, что здесь селились богатые левантийские купцы - выходцы из Константинополя: в XIII веке к ним здесь относились благосклонно и они даже получали что-то вроде почетного гражданства Венеции. В древности же Джудекка называлась Spina Lunga - "длинная рыбная кость" вероятно из-за своеобразной вытянутой формы. Кстати Джудекка - это на самом деле не один остров, а комплекс из 8-ми островов, соединенных мостами, что придает Джудекке дополнительное сходство с рыбноым хребтом.
В путеводителе рекомендуют перейти Джудекку поперек "кости", чтобы посмотреть на открытую Венецианскую лагуну и малопосещаемые туристами острова, что мы и проделали после посещения Реденторе. Надо сказать, что если на Джудекке отойти от обращенной к Дорсодуро набережной, то попадаешь в тихие жилые кварталы, живущие своей не туристической жизнью, где можно встретить такие идиллические картины:



Ну и лагуна с обратной стороны Джудекки абсолютно пустынная - никакого "шампанирования" здесь не наблюдается.



Здесь даже разбит небольшой садик (Giardino comunale) со скамейками. В общем, прекрасное место, чтобы передохнуть от Венецианской туристической суматохи.



Вернувшись на главную набережную, мы приступили к поиску места для обеда.



Продвигаясь в западную сторону Джудекки можно наблюдать через широкий канал церкви на Дорсодуро, мимо которых мы вчера проходили: Салюте, Санта-Мария-делла-Визитацьоне (1423) и Санта-Мария-дель-Розарио.



Снова вспоминая Бродского, можно заметить, что также с "провинциального" Васильевского острова можно осматривать через Неву шикарный берег напротив с Исакием и Адмиралтейством.



Найти ресторан мы как и вчера решили из путеводителя. Однако в этот раз путеводитель нас подвел - рекомендованный там рыбный ресторан оказался бесповоротно закрыт: такая информация быстро устаревает, а путеводители переиздаются и перерабатываются не каждый год. Пришлось пройти дальше по набережной Джудекки до следующей остановки "Palanca", сразу за которой обнаружилось миленькое заведение под названием "Ostaria Ae Botti". Место это было явно туристическое и недешевое, но выбирать уже не приходилось. Хотя за такой вот вид я согласен был доплатить.



Да и камбала оказалась роскошной, а белое домашнее вино выше всяких похвал.







Обедали долго, с удовольствием, с десертами, эспрессо и лимончело. После такого обеда требовался отдых. Поэтому, пообедав, мы сразу погрузились на вапоретто и быстро доплыли обратно на Сан-Марко к Мосту вздохов.



Там пересадка на вапоретто, идущие по Гранд Каналу, и скоро мы уже на площади Сан-Тома (Campo San Toma) рядом с одноименной церковью, о которой я упоминал в рассказе о первом дне в Венеции.



Сегодня погода гораздо лучше, чем в первый день. И сегодня открыта Скуола Сапожников (1478), стоящая на той же "кампо" напротив церкви Сан Тома. А вот над входом в Скуолу тот самый рельеф со Святым Марком, который "в порядке тренировки" исцеляет сапожника Анания.



Надо сказать, что сапожники в Венеции пользовались заслуженным уважением. С 1446 года они дарили супруге дожа новую пару туфелек по случаю праздника Вознесения.
Но мы спешим отдыхать. После улицы Calle Crosera "коридорного типа" последний мостик (Ponte Vinanti) перед нашими апартаментами на Calle Molin. Только нырнуть в этот тоннельчик под переходом между домами, потом направо и вот наши заслуженные полчаса отдыха. :)



После отдыха (как обычно короткого) вечернюю прогулку начинаем с осмотра микро-набережной на Rio Dei Tolentini с другой стороны нашей Calle Molin.



Прохода там нет, выход "в город" только обратно по Calle Molin на Salizada San Pantalon - она там в конце.



А одна из этих дверей справа - вход в наши апартаменты. Вернее, не в сами апартаменты, а во внутренний коридор небольшого апарт-отельчика. Но, об отельчике в следующий раз. Сегодня вечером мы идем смотреть одну из величайших венецианских церквей: Базилику святых Иоанна и Павла (Basilica dei Santi Giovanni e Paolo; San Zanipolo) или просто Сан-Дзаниполо.
Если посмотреть на карту, то прямая линия от нас к Сан-Дзаниполо проходит почти ровно через мост Риальто. К Риальто и направляемся мимо другой великой церкви - Фрари.



Сегодня Фрари уже закрыта, но народ продолжает фланировать вокруг да около.



На огромном по венецианским меркам Кампо Сан-Поло также кипит жизнь. Освещенное лучами заходящего солнца красное палаццо справа называется Palazzo Soranzo (14-й век). Его владелец, восхищенный талантом 20-летнего Казановы-скрипача, усыновил его, что принесло Казанове первые в его жизни деньги.



Церковь Сан-Поло (Святого апостола Павла) выходит на площадь апсидой.



Это церковь с 9-го века много перестраивалась. Внутри множество ценных произведений искусства: «Тайная вечеря» Якопо Тинторетто, «Успение со святыми» художника школы Тинторетто; «Обручение Богородицы» Паоло Веронезе; «Передача ключей святому Петру», «Преображение Павла», «Искушение святого Антония» Якопо Пальма младшего; «Святой Филипп Нери», «Святой Ян Непомуцкий», «Святые Елена, Макарий и Викентий Феррер» Джандоменико Тьеполо; несколько работ Джузеппе Порта и фрески Джоаккино Поццоли.
А еще церковь знаменита тем, что в 1546 году на ее пороге эмиссары флорентийского герцога Козимо I Медичи умертвили его двоюродного брата Лоренцаччо. Лоренцаччо обрек себя на смерть, когда непонятно за что подло убил предшественника Козимо I - флорентийского герцога Алессандро. Хотя после смерти герцога Алессандро сам Козимо I и вошел на престол, но оставлять безнаказанным убийство герцога Флоренции было нельзя.

Вот как Павел Муратов в своих "Образах Италии" описывает историю убийства-казни Лоренцаччо (Лорензаччио):

" Лорензаччио жил в Венеции. Через посредство флорентийского посланника Козимо установил за ним неусыпный надзор. В продолжение нескольких месяцев Лорензаччио был окружен шпионами, и о каждом его шаге Козимо получает точные сведения. В то же время велись переговоры с наемными убийцами. Козимо посылались доклады в таком роде: "Маклера, с которым я должен обделать дело, пока еще нет здесь, но скоро он воротится... я буду держать Ваше Высочество в курсе всего, что произойдет между нами, и надеюсь прийти к соглашению по дешевым ценам..."
После продолжительного торга сделка была заключена. Два профессиональных брави согласились убить Лорензаччио за четыре тысячи золотых флоринов и пожизненную пенсию в сто флоринов. Одного из них звали Чеккино, другого - Бебо, они оба происходили из Вольтерры и были изгнаны из Тосканы за различные преступления. В случае успешного исхода предприятия их ожидала полная амнистия.
Апология, которую написал после совершения своей "миссии" капитан Чеккино, подробно рассказывает историю убийства. Чеккино описывает, как он выслеживал свою жертву. Лорензаччио жил в одном из дворцов, стоящих на Кампо Сан Поло, второй по величине площади в Венеции. Это место знакомо всякому, кому случалось идти пешком от Риальто к церкви Фрари. Чтобы лучше наблюдать за Лорензаччио, Чеккино свел дружбу с башмачником, лавка которого выходила на площадь. Он просиживал там подолгу, пил вино и притворялся задремавшим. "Но только Господь знает, спал ли я на самом деле. Мой ум, по крайней мере, был всегда настороже".
28 февраля 1546 года Чеккино явился, по обычаю, на свой наблюдательный пост. "Я вошел в лавку башмачника и оставался там до тех пор, пока не увидел, что Лоренцо подошел к окну с салфеткой вокруг шеи - он причесывался - и что в ту же минуту некий Джован Баттиста Мартелли, его телохранитель, вышел из дворца и вернулся назад. Сообразив, что они сейчас куда-то пойдут, я побежал домой приготовиться и взять оружие. Там я застал Бебо еще в постели, в одну минуту поднял его, и мы побежали к месту засады, где эти люди должны были непременно пройти".
Через некоторое время Лорензаччио вышел из дому в сопровождении телохранителя Мартелли и своего молодого друга Алессандро Содерини. Перейдя площадь, они вошли в церковь Сан Поло. "Я стал настороже близ двери, - рассказывает Чеккино, - и вот наконец увидел, что Лоренцо вышел из церкви и пошел улицей, а потом вышел и Алессандро Содерини. Я пошел за ними, и, когда мы были в назначенном месте, я с кинжалом в руке забежал вперед Алессандро и сказал: "Не бойтесь, Алессандро, и убирайтесь скорее к дьяволу, вы нам не нужны". Он тогда крепко схватил меня за талию и за руку и закричал изо всей мочи. Я увидал, что сделал ошибку, пожелав пощадить его жизнь, и тогда изо всех сил постарался вырваться и кинжалом, который я еще держал высоко, ударил его, как было угодно Богу, в лоб, и оттуда потекло немного крови. Тогда он в страшном гневе так сильно потряс меня, что я упал навзничь - было скользко, потому что шел маленький дождь. Алессандро обнажил свою шпагу и направил ее прямо в меня, он попал мне в грудь, и хорошо, что у меня была под платьем двойная сетка из стали. Прежде чем я успел подняться, он ударил меня три раза, и не будь на мне стальной рубашки, конечно, он бы меня проколол, так как мне нечем было парировать. На четвертом выпаде я оправился духом и телом, я бросился на него и нанес ему четыре удара в голову, и он не мог мне ничего сделать, потому что мы сошлись вплотную. Он хотел закрыться от кинжала рукой или шпагой, все еще надеясь отбиться, но я нанес ему удар в руку, где начинается кисть и куда не доходит рукав кольчуги, и начисто отрезал ему кисть руки. И тогда я нанес ему еще рану в голову, которая была последней, а он стал просить меня пощадить его ради Самого Бога, и я, заботясь о том, что делал Бебо, оставил его на руках проходившего мимо венецианца, который и стал его держать, чтобы он не свалился в канал.
Обернувшись к другому, я увидел, что Лорензаччио стоит на коленях и хочет приподняться, и тогда в гневе я нанес ему страшный удар по голове так, что разрубил ее надвое. Он упал к моим ногам и больше не вставал."

И, действительно, путь от Фрари к Риальто мимо церкви Сан-Поло известен многим туристам и жителям Венеции, здесь всегда многолюдно. И мы сами много раз прошли его за время нашего пребывания в Венеции. Вот еще на этом пути церковь Святого Аполлинария (1550), мимо которой мы проходили в первый день (сегодня мы идем ровно обратным путем).



Кампанила у этой церкви - византийская (11 век), сейчас она в лесах, а рельеф над входом - 14 века. После того как Наполеон церковь закрыл в здании разместился архив местного загса (Anagrafe).



Кампо Сант-Апонал обрамляют довольно обшарпанные здания.



Если свернуть с магистральной Ruga Ravano вправо, то можно выйти к церкви Сан-Сильвестро (San Silvestro) начала 19-го века.



Это, как написано в путеводителе, - скучный классицизм и поэтому мы ограничиваемся этим видом с Ruga Ravano. Скоро мы подходим к Рынку Риальто. Церковь святого Иакова у Риальто (Chiesa di San Giacomo di Rialto), что посреди этого рынка, мы тоже позавчера видели.



Здание 11-го века перестраивалось много раз. Церковь сугубо для местных: каждый торговцы каждым видом товара имели здесь особый алтарь и клялись своим святым не обсчитывать. Ну, а часы на церкви, показывали всем, когда начинать и когда заканчивать торговлю. Напротив церкви сохранился постамент, с которого оглашались законы (одновременно с тем как они зачитывались на Сан Марко).



Постамент держит скульптура 16-го века, известная как "Горбун". Его гримаса как бы намекает, что закон суров, но справедлив.
Далее пересекаем мост Риальто и переходим из района Сан Поло в район Сан Марко. Окрестности вокруг Риальто - место исключительно многолюдное. Оглядываемся назад к рынку.




А это улица (Salizzada) Пия 10-го, ведущая в район Сан марко и на забитую туристами крохотную кампо Сан-Бартоломео.



Сквозь малюсенькие улочки, забитые туристами, пробираемся далее на кампо Сан Лио с одноименной церковью. Здесь уже немного посвободнее и, между прочим, это уже район Кастелло.



В церкви Сан Лио потолок расписывал Тьеполо-сын, а снаружи нет ничего примечательного, но это конечно в сравнении с прочими венецианскими "чудесами".
На
Campo Santa Marina, удивительное дело, в кадр вообще не попало ни одного туриста: тихая площадь и традиционный колодец на фоне старинных палаццо - красота!



А вот и наша цель - Базилика святых Иоанна и Павла (Basilica dei Santi Giovanni e Paolo; San Zanipolo) на одноименной площади. Имена святых в названии Базилики по-венециански сокращены до Сан-Дзаниполо.



Но о Базилике чуть позже, а пока о том, что ее окружает: справа от Базилики один из самых знаменитых памятников в мире: конный памятник кондотьеру Коллеони работы Вероккьо (1481).



Помимо того, что это всего лишь второй полноростовой конный памятник эпохи Возрождения после памятника Гаттамелате в Падуе, памятник кондотьеру Коллеони - вообще один из немногих памятников этой эпохи в Венеции: республика не доверяла индивидуалистам, делая ставку на коллективную дисциплину.



Кроме того у памятника есть своя история: в 15-м веке морская держава Венеция стала захватывать территории и на суше, используя для этого полководцев-наемников - кондотьеров. Одним из самых известных из них был Бартоломео Коллеони. К старости он обладал огромным состоянием. Понимая, что после его смерти у семьи могут все конфисковать, он завещал половину своего состояния Венеции с условием, что ему поставят памятник перед Сан-Марко. Смириться с этим для республики было невозможно, и покойника обманули, поставив ему памятник не перед собором, а перед скуолой Сан-Марко.



Скуола Сан-Марко находится слева от Базилики Сан-Дзаниполо. Ее ослепительный мраморный фасад прекрасно оттеняет грубый кирпичный фасад Сан-Дзаниполо, а принадлежность Скуолы Святому Марку обязательно маркируется соответствующим львом с книгой высоко над входом.



Скуола была заложена в 1437 году. Ее фасад (начат Пьетро Ломбардо и Джованни Буорой в 1487 году, закончен Мауро Кодусси в 1495-м) - одно из лучших произведений раннего ренессанса в Венеции. Вот такие скульптуры и арки-обманки на нижнем ярусе фасада - специализация артели Ломбардо. Кстати творение Пьетро Ломбардо мы уже видели вчера -  это ворота Большой скуолы святого Иоанна Богослова.
Базилика святых Иоанна и Павла (Basilica dei Santi Giovanni e Paolo; San Zanipolo) посвящена не апостолам, а одноименным мученикам 4-го века. Она была основана доминиканцами в 1246 году. Нынешнее здание (1333-1430) - яркий пример мрачной венецианской готики. И не удивительно - ведь церковь Сан-Дзаниполо с 15-го века служила усыпальницей дожей и полководцев. Вход украшает выдающийся мраморный портал Бартоломео Бона (1460).



Внутри Сан-Дзаниполо доминирует скульптура, в основном, конечно на надгробиях. Шедевров много, но фотографировать "на кладбище" как-то неловко. Вот слева от главного алтаря большая ренессансная гробница Андреа Вендрамина (Туллио Ломбардо, конец 15-го века).



Это на эту гробницу в 19-м веке, приставив лестницу, забрался Джон Рёскин (известный британский писатель и теоретик искусства). Забрался он, чтобы увидеть то, о чем давно подозревал - у лежащего в профиль дожа всего одна половина лица, следовательно, "искусство Возрождения глубоко лживо". Рёскин был большим пропагандистом движения прерафаэлитов, отрицавших достижения Высокого Возрождения.
Раньше посреди Сан-Дзаниполо была галлерея (хоры) для монахов, но в 19-м веке их снесли, чтобы освободить место для торжественных церемоний.



На входной стене ренессансные надгробия дожей из семьи Мочениго работы Тулио и Пьетро Ломбардо. Из всех великих людей Венеции, которые здесь похоронены, больше всего берет за душу история коменданта кипрской крепости Фамагуста Маркантонио Брагандина - героя турецкой осады 1571 года. Это история великая, но одновременно и столь ужасная, что я не буду ее здесь приводить.
После Сан-Дзаниполо наша как обычно обширная дневная программа в целом была закончена, но было еще время спокойно прогуляться и, возможно, где-нибудь пропустить по стаканчику. Маршрут я прокладываю в сторону наших апартаментов, но с небольшими отклонениями в сторону лежащих близко достопримечательностей.
Сначала направляемся к
Церкви Богородицы роскошной (Chiesa di Santa Maria Formosa) - там на одноименной "кампо", если верить путеводителю, тусовочное место для студентов и туристов.
Наш путь лежит мимо так называемого комплекса зданий Оспедалетто, который находится за апсидой Сан-Дзаниполо. Приют (ospedale) для больных, паломников и сирот был основан в 16-м веке. В 17-м веке фасад входящей в комплекс церкви Санта-Мария-деи-Дерелитти перестроил Лонгена, которой по просьбе богатого спонсора придал фасаду церкви вот такие вычурные веселые черты.




Далее на Calle Tetta живописные мостики и виды на каналы, которые грех не сфотографировать.





На Campo Santa Maria Formosa пересекается множество путей между районами Сан-Марко, Кастелло и Каннареджо. Сегодня здесь оказалось не очень многолюдно, но народ был даже за столиками на улице.



Церковь Santa Maria Formosa, давшая название площади, была основана еще в 6-м веке в связи с явлением Богородицы епископу Магнусу. Явившаяся епископу Мадонна оказалась довольно фигуристой (formosa) и повелела епископу поставить храм там, где остановится круглое облако. Получившийся храм и напоминает полную матрону или облако.



Правда сегодняшний вид церковь приобрела уже в 1492 году в связи с ее перестройкой под руководством Мауро Кодусси. А ее два фасада вообще были достроены уже в 15-16 веках. Фасад в стиле барокко, выходящий на кампо (на фото выше), построен в 1604 году, а фасад в классическом стиле, выходящий на канал (на фото ниже), построен в 1542 году.



Выходящий на канал фасад украшен статуей адмирала Винченцо Капелло и считается главным. Адмирал попал на фасад не только благодаря своим военным заслугам, но и потому, что семья Капелло финансировала постройку фасадов. Три других члена семьи Капелло попали на другой фасад в виде бюстов.
Кампанилла в стиле барокко была построена уже в 1688 году, она и выглядит новее.



В одной из отходящий от кампо Санта-Мария-Формоза маленьких улиц мы находим "тот самый" бар, где можно пропустить по стаканчику или, как говорил старик Хэмингуэй, перехватить по-быстрому.



Как видите здесь все устроено для таких случаев, на баре есть витрина с легкими закусками и не надо присаживаться и ждать официанта.



Лежащая дальше на нашем пути церковь Сан-Дзулиан (San Zulian) находится уже в районе Сан Марко.



Построил ее в 16-веке Сансовино на деньги врача Томмазо Рангоне, который разбогател на лекарстве от сифилиса, прославился книгой "Как дожить до 120 лет" (сам дотянул только до 80) и собрал хорошую библиотеку. Украшающие фасад надписи на латыни и иврите указывают на эрудицию заказчика.



Сам заказчик в виде скульптуры работы Алессандро Витториа сидит над входом.
Вот так неторопливо, окольными путями мы доходим до моста Риальто.



Народу здесь к вечеру поменьше и даже остаются свободные места у перил - нельзя упускать такой шанс.



После Риальто последний небольшой крюк в сторону к церкви святого Кассиана (Chiesa di San Cassiano), что в районе Сан Поло.



Особо примечательного в этой церкви ничего нет (основана в 10 веке, перестроена в нынешний барокко в 17-м веке). Разве что можно упомянуть, что церковь стояла рядом с районом проституток Карампане (Carampane) и последние считали эту церковь своей.



Вот так закончился этот день, нам осталось только дойти до апартаментов, до которых уже было рукой подать. Впереди у нас оставалось еще полтора дня в самом прекрасном городе мира.

Date: 2015-10-12 05:09 pm (UTC)
From: [identity profile] krevetka-flo.livejournal.com
Поздравляю с Днем Рождения. Съем за Вас пирожок)

Profile

digriz_rus: (Default)
Pavel Boginskii

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
2526272829 3031

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 09:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios